Показать меню
Все статьи

Как преуспеть русскому дизайнеру на международной арене

Несколько практических советов

25 апреля 2017 Павел Зельдович
Как преуспеть русскому дизайнеру на международной арене
Архитектор и дизайнер Павел Зельдович окончил МАРХИ в 2010 году и в 2013-м – Венский Университет прикладных искусств, где его преподавателями были всемирно известные архитекторы Заха Хадид и Патрик Шумахер. Стал соавтором нескольких строящихся зданий Захи Хадид, включая театр Grand Theatre De Rabat в Марокко и жилой комплекс на 28-й улице в Нью-Йорке. Павел – лауреат международного конкурса конгресса урбанистов IFHP в 2009 году и участник нескольких международных выставок, включая архитектурную Биеннале в Венеции 2012 года (в рамках павильона Захи Хадид). Он живет и работает в Нью-Йорке, в качестве сотрудника нью-йоркского бюро Asymtote Architecture участвует в проектах Башня ЗИЛ и Новый Эрмитаж в Москве, так что это руководство к действию основано на его личном опыте и мо

Михаэль Ханеке. Хэппи-энд

Каннский конкурс день за днем

24 апреля 2017 Вероника Бруни
Михаэль Ханеке. Хэппи-энд
"Хэппи-энд" (Happy End) – 12-й фильм Михаэля Ханеке, двукратного обладателя каннского золота за "Белую ленту" (Das weiße Band - Eine deutsche Kindergeschichte) в 2009-м и "Любовь" (Amour) в 2012-м. А также – краткое резюме долгой и непростой предистории его триумфа. Прежде чем попасть в основной конкурс, Ханеке трижды участвовал в параллельной каннской программе "Двухнедельник режиссеров": с "Седьмым континентом" (Der siebente Kontinent) в 1989-м, "Видеопленками Бенни" (Benny's Video) в 1992-м и "71 фрагментом хронологии случайностей" (71 Fragmente einer Chronologie des Zufalls) в 1997 году. Без наград остались "Забавные игры" (Funny Games ) в 1997 году и "Код неиз

Ли Бо в переводах Леонида Бежина

О потерянных китайцах

19 апреля 2017 Александра Пушкарь
Ли Бо в переводах Леонида Бежина
  Вместе с молодыми аристократами и гетерами наслаждаемся прохладой на озере Чжанба. К вечеру начинается дождь Сначала является музыка, потом слова. Так происходит с поэтами и так с поэзией. Прежде слышится ритм. Потом выплывает сюжет. Потом обстоятельства, лица, с которыми они связаны. А самого стихотворения все нет. Но зато, зазвучав, оно не отпустит никак. И совершенно неважно, твое оно или чужое. Кажется, прочитал и забыл, но оно в тебе, а ты в нем. Вот мерный гул барабанов — БМ-М-М, БМ-М-М. Вот вечер, озеро, плеск волн. На лице брызги. Компания китайских мажоров устроила пикник на воде. Позвали девушек с лицами, подобными маскам. Певичек и музыкантов. Запаслись едой. И вот незадача — погода испортилась, пришлось вернуться назад. Прически сбиты,

Жак Дуайон. Роден

Каннский конкурс день за днем

18 апреля 2017 Вероника Бруни
Жак Дуайон. Роден
Одним из четырех французских фильмов в основном каннском конкурсе станет "Роден" (Rodin) Жака Дуайона по его собственному сценарию. Взят тот период жизни сорокалетнего Огюста Родена, когда он получает первый государственный заказ – на "Врата Ада", куда войдут его самые известные скульптуры "Мыслитель" и "Поцелуй". Тогда же Роден делает своей любовницей ученицу Камиллу Клодель. Ей посвящена его скульптура "Данаида", одно самых экзальтированных и вместе с тем натуралистичных изображений женского тела в истории искусства. Возможно, это сочетание несочетаемого станет ключом к фильму 73-летнего Дуайона, чья худшая судьба – стать всего лишь костюмированной историей плоти. Обширная фильмография Дуайона включает лишь одну историю в

Путешествие Сибиллы Мериан в Суринам

Какао, папайя и амфибии эпохи барокко в рисунках первой исследовательницы Нового Света

17 апреля 2017 Наталья Львова
Путешествие Сибиллы Мериан в Суринам
  В искусстве воплотясь, и чудище, и гад 
 Нам все же радуют настороженный взгляд: 
 Нам кисть художника являет превращенье 
 Предметов мерзостных в предметы восхищенья. Никола Буало   Бабушка была всегда недовольна мною. Летом нас с ней отправляли на съемную дачу в Опалиху. В мои 3-4 года, как я сейчас понимаю, она как-то пыталась меня "социализировать". Приводила мне друзей, соседских девочек, но обращалась я с ними неважно. Дружбы не получалось. Каждый день она водила меня гулять и тотчас теряла в высокой траве, где я могла сидеть бесконечно, что-то внимательно разглядывая на земле. В конце концов она придумала наряжать меня в красное платье, тогда я не терялась в зарослях. А в московском дворе за домом жили муравьи. Они везде

Каннский конкурс день за днем

Арно Деплешен. Призраки Исмаэля

14 апреля 2017 Вероника Бруни
Каннский конкурс день за днем
Весь оставшийся месяц до юбилейного 70-го Каннского кинофестиваля, который откроется 17 мая, мы каждый день будем знакомить вас с новым фильмом из отобранных в главную конкурсную программу. Но начнем с фильма открытия, который будет показан вне конкурса.       Фестиваль откроется премьерой французского фильма "Призраки Исмаэля» (Les fantômes dʼIsmaël). Его автор, некогда убежденный последователь "Новой волны" 1960-х, Арно Деплешен участвовал в жюри прошлогоднего фестиваля под председательством Джорджа Миллера. Наряду с такими признанными и влиятельными французскими кинорежиссерами его поколения как Оливье Ассаяс, Андре Тешине и Филлипп Гаррель последние три десятилетия Деплешен и его кинематограф во многом определя

Десять картин с облаками

Зевс, если верить Овидию, любил принять форму облака

13 апреля 2017 Людмила Бредихина
Десять картин с облаками
Облака служат надежным источником метафор с библейских времен. Вот, небольшое облако поднимается от моря, величиною в ладонь человеческую, ― читаем в Третьей Книге Царств, и, если помните, небо тут же сделалось мрачно от туч и ветра, жертва и мольбы были приняты, и пошел большой дождь, и Саваоф посрамил Ваала (18:44). Вот плывет облако, похожее на рояль, ― читаем у Чехова и вспоминаем, из какого сора растут стихи и проза… К тому же облака ― прямые родственники нимбов. В древнеримской мифологии облако, в котором боги спускались на землю, называлось nimbus (туман). А Зевс, если верить Овидию, любил принять форму облака и в любовных своих похождениях. В живописи Возрождения облака исправно служили пышными подушками для ангелов, а сегодня картинки с облаками занимают первое место

История первого перевода Камю на русский

Донос вместо предисловия. 70 лет Чумы

11 апреля 2017 Нина Бруни
История первого перевода Камю на русский
Нина Георгиевна Бруни, в девичестве Рещикова (1927-1999), родилась в Берлине в семье русских эмигрантов. Детство и юность прошли во Франции, а в 1947-м семья вернулась в СССР. В 1962 году она участвовала в переводе на русский романа Альбера Камю “Чума” (La Peste), который Александр Трифонович Твардовский собирался напечатать в “Новом мире”, а впервые увидел свет в издательстве "Галлимар" в 1947 году. Публикуемые воспоминания были продиктованы ею незадолго до смерти и записаны Львом И. Бруни.   Чума. Галлимар, 1947   В 1961 году в Москве проходила первая национальная французская выставка. Туда приехали работать мои парижские друзья Николай и Вероника Лосские, с которыми мы не виделись 14 лет. Среди прочих подарков привезли

Через какую ограду перепрыгивал герой "Мойдодыра"

Про 190 см. в разных измерениях

10 апреля 2017 Кира Гордиенко
Через какую ограду перепрыгивал герой
Не глупа была Екатерина II, когда Таврический сад заняла под свою резиденцию и предпочитала его всем местам для прогулок в межсезонье. Даже писала барону М. Гримму, что для осени и весны нельзя желать ничего лучшего. Обжилась там — гуляй, не хочу. Мы не царские особы и подстраиваем свои порывы посетить один из прекраснейших садов Петербурга под придуманные администрацией часы работы. А иной раз получается, что только подойдешь к воротам, а сад то на просушку закрыт, то на ночь. Неприятно. Сразу вспоминаются строчки из Чуковского: Я к Таврическому саду,  Перепрыгнул чрез ограду… "Перепрыгнул", — говорит. "Чрез ограду", — уверяет. Размышляю, стоя у решетки, что на голову выше меня да с острыми зазубринами поверху, как же это могло пр

Черно-белое кино. Астафьев и другие

Повесть "Кража" глазами киноведа

7 апреля 2017 Марианна Киреева
Черно-белое кино. Астафьев и другие
"Кража" Виктора Астафьева принадлежит к главному роду литературы: тому, что следует брать в руки, когда совсем плохо и не хочется жить. – Ну, знаете! – вправе сходу возмутиться читатель и тут же спросить: а не стоит ли ему, читателю, в таком состоянии вооружиться еще и Шаламовым с Солженицыным. Или, скажем, пересмотреть "Хрусталев, машину!" или "Трудно быть богом" – чтоб уж наверняка. Что ж, прав читатель: российская наша лагерная проза, к которой фабульно примыкает и "Кража", всегда была безысходно мрачна. И "безысходно" – здесь не просто стандартный эпитет. Глубинный ужас Ада ведь не в каталоге творящихся в нем казней, а в том, что исхода из него нет. То, что зона и есть тот самый неизбывный ад &nda