Показать меню
Астафьев Виктор

Черно-белое кино. Астафьев и другие

Повесть "Кража" глазами киноведа

7 апреля 2017 Марианна Киреева
Черно-белое кино. Астафьев и другие
"Кража" Виктора Астафьева принадлежит к главному роду литературы: тому, что следует брать в руки, когда совсем плохо и не хочется жить. – Ну, знаете! – вправе сходу возмутиться читатель и тут же спросить: а не стоит ли ему, читателю, в таком состоянии вооружиться еще и Шаламовым с Солженицыным. Или, скажем, пересмотреть "Хрусталев, машину!" или "Трудно быть богом" – чтоб уж наверняка. Что ж, прав читатель: российская наша лагерная проза, к которой фабульно примыкает и "Кража", всегда была безысходно мрачна. И "безысходно" – здесь не просто стандартный эпитет. Глубинный ужас Ада ведь не в каталоге творящихся в нем казней, а в том, что исхода из него нет. То, что зона и есть тот самый неизбывный ад &nda

Абыр, абырвалг

Там, где чудища живут, или Левиафан в мировой литературе: от абстрактного зла к реальному государству

4 февраля 2015 Игорь Зотов
Абыр, абырвалг
К выходу на экраны фильма Андрея Звягинцева "Левиафан" мы отыскали представителей этого вида в книгах прежних веков. …Из-за этакой гады забылся в человеке человек! – восклицает астафьевский герой, запутавшись посреди Енисея в собственных снастях, которые расставил на царь-рыбу – огромного осетра, и обреченный на медленную мучительную смерть. Бог и Астафьев прощают его, Игнатьич выпутывается, а осетр, по всей видимости, гибнет. Конечно, Астафьев не держал в уме царь-рыбу ни как олицетворение государственной мощи, ни как библейского левиафана. Но сам образ огромной рыбины, обитающей во враждебной среде и из глубин постоянно грозящей человеку гибелью, наверняка, в подсознании писателя бился. Нечто изначально чуждое, непонятное, мощное, непредсказуемо

Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты

Виктор Астафьев. 90

30 апреля 2014 Виктор Филимонов
Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты
«Но как можете вы быть счастливы, если у вас благородное сердце?» В.П. Астафьев   Читают ли сегодня Виктора Петровича Астафьева? Ну уж, конечно, не в массовых масштабах. Классическая его проза сторонится всепоглощающего соборного оптимизма. В том числе и подогретого объявленным ростом национальной гордости под флагом консервативных ценностей. Эта проза живёт, как я полагаю, естественным чувством трагической тревоги о хрупкости человеческого бытия ― всегдашней, но сегодня особенно катастрофически явленной. Проза Астафьева потому и классична, что тревога эта в ней неистребима и обымает собой целое мироздания, куда мы, как ни крути, крепко впаяны, а значит, и ответственны за то, что с ним ― и с нами! ― будет в вечности. Читать Виктора Петровича надо, чтобы не