Показать меню
Екатерина II Великая

Автопортрет неизвестного

О выставке Федора Рокотова в Третьяковке, об исторической правде, вымыслах и о сумасшедшем графомане

10 марта 2016 Наталья Львова
Автопортрет неизвестного
В Третьяковской галерее открыта выставка "Лица Екатерининской эпохи". Здесь представлены портреты кисти Федора Рокотова и изображения усадеб, где прежде обитали те портреты и их герои. Пейзажи Москвы – работы Франческо Кампорези, вторая половина 18 века, виды Петербурга – гравюры середины 18 века. К коллекции Третьяковки добавлены произведения из Исторического музея, Эрмитажа, Русского музея, Тверской картинной галереи. В зале звучит старинная музыка, и зрители неторопливо движутся от портрета к портрету. В унисон звучит голос экскурсовода, уже почти танцующего перед работами Рокотова. Тут была бы кстати и музыка Майкла Наймана к фильму Питера Гринуэя "Контракт рисовальщика" – о простодушном и самоуверенном художнике, из-за своих амбиций попавшем в

Резервуар дельных людей

Екатерина II, Германия и немцы. Фрагмент из книги Клауса Шарфа

12 августа 2015
Резервуар дельных людей
Нигде в России почти не выделывают сыров, — писала государыня доктору Циммерману в Ганновер. Учить варить сыры и устраивать ботанические сады в только что отвоеванном у турков Крыму Екатерина Великая приглашала немецких специалистов. Диапазон совсем по Пушкину: меж сыром лимбургским живым и ананасом золотым — знаменитый лимбургер делали тогда в княжестве, ныне разделенном между Бельгией, Германией и Нидерландами. Ананаса крымского, правда, ни при Екатерине, ни при Джугашвили вывести не удалось, но невозможно переоценить вклад, который внесли в развитие Российского государства русские немцы – врачи, учителя, инженеры, агрономы, ремесленники и цари. Петр Великий, в котором немецкой крови не было вовсе, первым понял, что в обустройстве России на просвещенный лад не обой