Показать меню
Шанелек Ангела

Берлинале 2019: Итоги

Об убежище в слове и языке Надава Лапида, Ангелы Шанелек, Франсуа Озона, Томаса Хайзе

18 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: Итоги
Лучшим фильмом 69-го Берлинале жюри под управлением Жюльетт Бинош признало "Синонимы" (Synonymes) Надава Лапида. Это решение совпало с мнением критики, чей приз от имени ФИПРЕССИ также достался "Синонимам". Третья картина 44-летнего израильского режиссера – о том, как израильтянин решил стать французом, и что заграница не рассудит, – получил главный приз "Золотой медведь". Запоминающийся в одежде и без дебютант Том Мерсье играет молодого пассионария Йоава, рассекающего сырой воздух Парижа, как горячая пуля. Умерший и восересший, высокий и узкобедрый, в желтом пальто а-ля Марлон Брандо он намерен отказаться от родной речи и вертит на языке отборную французскую ругань в адрес родины, тщательно подбирая синонимы, то и дело сверяясь с "Ларуссо

Берлинале 2019: Хрупкость Ангелы Шанелек

О химии и заземлении

13 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: Хрупкость Ангелы Шанелек
"Я оставалась дома, но…" (Ich war zuhause, aber) - название нового фильма Ангелы Шанелек подобно названиям довоенных картин Ясудзиро Одзу "Родиться то я родился, но…" (I Was Born, But...), "Университет-то я закончил" (I Graduated, But...), "Экзамен-то я провалил" (I Failed But...). Звучит как хороший стих. Например: Чуть свет, с собакою вдвоем – так называется роман англичанки Кейт Аткинсон в переводе Анастасиии Грызуновой – парафраз американки Эмили Дикинсон: Я рано встала Пса взяла До моря близкий путь Русалки поднялись со дна Чтоб на меня взглянуть. С английской литературой фильм Шанелек связывает Шекспир, фактически, соавтор сценария. Текст "Гамлета" отдан тем, в ком еще есть сила и естес

Берлинале 2019: ежовые рукавицы Фатиха Акина

О "Золотой перчатке" и первых фильмах "Форума"

10 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: ежовые рукавицы Фатиха Акина
Золотая перчатка" (Der goldene Handschuh) Фатиха Акина – выдающийся фильм, в котором нет ни капли красоты. Персонажи и мизансцены "Золотой перчатки" будто пришли из графики Отто Дикса, Бернхарда Кречмара и Георга Гросса. Парад уродств  перенесен Акином из Веймарской Республики в Гамбург семидесятых годов. Пивная или,  по-немецки, кнайпе "Золотая перчатка" – вроде сцены кабаре, где у безобразных шлюх, запойных инвалидов войны, отставных морячков, обывателей навеселе свой выход с песнями. Опухшие алкоголички пьют и плачут, поют и будут разделаны импотентом Фрицем Хонкой после краткого тошнотворного употребления в его вонючей квартире. Реальная история серийного маньяка, обрастает подробностями сколь омерзительными, столь и трепетными, как быв