Показать меню
Художества
«Манифеста» и мы
Франсис Алис. Проект для Лады «копейки». 2014. © Francis Alÿs & David Zwirner Gallery

«Манифеста» и мы

О предъюбилейных итогах и запоздалых предчувствиях

23 июня 2014 Людмила Бредихина

Этим летом Санкт-Петербург и Государственный Эрмитаж приобрели право на юбилейную, десятую «Манифесту» - откроется 28 июня. Это обещает стать событием. Нам предстоит узнать не понаслышке, чем была «Манифеста» и что она такое сегодня: свидетельство «заката Европы», до сих пор актуальный эксперимент, обыкновенная биеннале современного искусства или кот в мешке. Хочется понять, во что превратилась идея о том, что искусство живёт, кочуя, и его место - вовсе не рядом с властью и деньгами. А главное, нам предстоит понять, что такое Санкт-Петербург сегодня: «город мира» или «культурная станица».

Ответа пока нет, но он непременно будет. А пока есть повод вспомнить, сколько надежд было связано с первой «Манифестой» в её колыбели - Роттердаме. «Манифеста», дитя Евросоюза, была амбициозной альтернативой Венецианской биеннале, её молодежному (недолго существовавшему) разделу «Аперто», и «Документе» - выставке, которая раз в пять лет проходит в Касселе. Она задумывалась как номадический (кочующий) проект с объявленной войной коррумпированности, децентрализацией и коллективным кураторством. Думай глобально, действуй локально, жги, а лучше исследуй.

Первый юбилей – время итогов.

Манифеста 1, 1996. Роттердам. Нидерланды

Кураторы: Каталин Нерей, Роза Мартинес, Виктор Мизиано, Ханс Ульрих Обрист и Эндрю Рентон

Участники из России: Дмитрий Гутов, Алексей Исаев /Валерий Подорога, Олег Кулик/Мила Бредихина, Юрий Лейдерман, Вадим Фишкин

Запомнилось: Семь тысяч гульденов должна заплатить каждая страна за каждого художника, отобранного кураторами «Манифесты». Свет над Роттердамом, мигающий в ритме сердца Вадима Фишкина. Научно-художественные опыты с «Собакой Павлова», которые остроумный Бренер назвал «мезозоем». Пованивающая коровья нога в инсталляции Алексея Исаева и Валерия Подороги, посвящённой Эйзенштейну. Интервью Обриста с философом-урбанистом Полем Вирильо о городах-полисах будущей Европы. Ян Тоомик с танцем на борту катера (видео). Параллельный кураторский проект Ханса Хааке Viewing Matters: Upstairs в Музее Бойманса - ван Бёнингена и его «диалог» с проектом Димы Гутова

Манифеста 2. Люксембург. 1998

Кураторы: Роберт Флек, Мария Линд, Барбара Вандерлинден

Участники из России: никого

Запомнилось: Немногое. В Люксембурге нет ни одного большого выставочного зала, кроме Казино. Маурицио Каттелан верхом на летящем оливковом дереве перед Казино. Бесконечно падающий со ступенек Питер Лэнд (видео). Большая экспозиция некоммерческих художественных изданий, в том числе подшивка нашего "Художественного Журнала".

Маурицио Каттелан

Манифеста 3. Любляна. Словения. 2000

Первая и пока последняя «Манифеста», проведённая в Восточной Европе - об «энергии сопротивления» и «пограничном синдроме» на Балканах и вообще. По причинам экономическим результат разочаровал представителей местной сцены: «Манифеста» съела бюджет, пришлось заморозить другие проекты.

Кураторы: Франческо Бонами, Оле Боуман, Мария Главайова и Катрин Ромберг

Участники из России: Антон Ольшванг и Анатолий Осмоловский

Запомнилось:  Пушка Анатолия Осмоловского - "Памятник блистательному и победоносному генералу НАТО доктору Зигмунду Фрейду". Хотя воткнули жерло этой пушки не в канализацию, как настаивал художник, а в стриженый газон. Согласна с его энергией сопротивления - газон совсем не то, что канализация. Девушка, которая сделала маникюр и повесилась - видео Агнесе Буле.

А. Осмоловский. Памятник блистательному и победоносному генералу НАТО доктору Зигмунду Фрейду. © Осмополис


Манифеста 4. Франкфурт-на-Майне. Германия. 2002

Кураторы: Яра Бубнова, Энгуита Майо и Стефани Тремблей

Участники из России: Антон Литвин в основной программе и группа «Радек» в видеопрограмме

Запомнилось: «Манифеста» совпала по времени и месту с «Документой», так что сравнение постоянно напрашивалось. Антон Литвин с проектом  Population Next – трагикомичные скульптуры людей на крышах, которые рассматривались из выставочных залов через бинокли. Манс Вранге, который внедрил виртуальную «Марианну» в масс-медиа и проследил, как демократия может перерождаться в свою противоположность – авторитарность. Ханс Шабус, с успехом прокатившийся на лодке по городской канализации.

Манифеста 5. Сан-Себастьян. Испания. 2004

Кураторы: Марта Кузьма и Массимилиано Джони
Участники из России: Борис Михайлов, Сергей Братков, Виктор Алимпиев и Сергей Вишневский, Евгений Юфит (все со старыми работами)

Запомнилось: Постоянно охраняемый мэр города басков запросто дал три миллиона сверх необходимых полуторавздувая акции и без того дорогого проекта. И остался всем доволен. Кураторская попытка в условиях курортного городка сменить традиционную оппозицию «Восток-Запад» на менее традиционную «Север-Юг». Среди нескольких объявленных тем – «потёмкинская деревня», которую никто не в силах был произнести. Появление на родине терроризма арт-террориста Александра Бренера с плакатом «Смерть царю!», с прицельными плевками и прочим арсеналом фирменных жестов.

Манифеста 6.  Никосия. Кипр. 2006

Проект не состоялся. Вышел скандал.

Кураторы: Антон Видокле, Мей Абу Эль-Дахаб и Флориан Вальдфогель

Запомнилось:  Кураторы предлагали сделать не выставку, а образовательную «академию». Это не получило одобрения со стороны местных властей. Город и Центр Современного Искусства настаивали на выставке. Ситуация осложнилась тем, что кураторы не ладили друг с другом - это частая ситуация в рамках «Манифесты». Плюс Никосия разделена надвое границей - green line, а кураторы, ссылаясь на логику «Манифесты», предлагали сделать проект по обе стороны границы, объединив город. Идея провалилась идеологически и финансово – киприоты с обеих сторон отказались платить, рассвирепели и начали преследовать по суду Международный фонд «Манифесты» и каждого куратора в отдельности. Голландским юристам стоило больших усилий погасить конфликт. После чего состав Совета увеличился за счет голландских юристов и международных экспертов, среди которых сегодня Массимилиано Джони, Даниэль Бирнбаум, Сарат Махарадж и Виктор Мизиано.

Манифеста 7. Больцано, Тренто, Роверето и Фортецца. Италия. 2008

Кураторы: Адам Будак, Ансельм Франке,  Хилла Пелег и группа RAQS Media Collective

Участники из России: никого

Запомнилось:  Выставка в четырех городах предложила зрителям туризм, то есть стала номадическим проектом буквально. Историческая территория итальянских футуристов (в Роверето находится их главный музей MART) - вызвала множество работ на тему итальянского фашизма, что выглядело актуально для Италии, переживающей подъем националистских настроений. Атмосфера и архитектура малых городов Италии, по мнению критиков, растворила в себе современное искусство.

Манифеста 8. Мурсия и Картахена. Испания. 2010

Кураторы: три независимых интернациональных коллектива: Alexandria Contemporary Arts Forum, ACAF; Chamber of Public Secrets, CPS и tranzit.org

Участники из России: никого

Запомнилось: До Мурсии обсуждался город Гданьск, но последний не потянул бюджета. Мурсию с населением около 300 тысяч человек поддержал близлежащий порт Картахена, который предоставил для выставки бывшую тюрьму. Привлечь местных современных художников было самой трудной задачей – их практически не было. Неожиданно, но резонно прозвучала тема «Диалог с Северной Африкой». Диалог показал, что постколониальная оптика устарела, а другой нет. Образовательная программа была поручена множеству гидов.

Манифеста 9. Генк. Бельгия. 2012

Кураторы: Куаутемок Медина, Катерина Грегос, Даун Эйдс

Участники из России: см. ниже

Оммаж работе Марселя Дюшана «1200 угольных мешков» 1938 года. © Manifesta 9

Запомнилось. «Угольный» проект на бывшей шахте. Мексиканский марксист Медина сделал проект, по-настоящему популярный у местной публики. Груды каменного угля, художественного и нет. Советские плакаты первых пятилеток, журнал "СССР на стройке", фильм Александрова "Светлый путь". Фотодокументация знаменитой акции Марселя Дюшана «1200 угольных мешков». Инсталляция "Работа в темноте" Бена Кайна с работающими вхолостую механизмами. "Рисующая углем машина" Карлоса Аморалеса, которая плюется абстрактными рисунками и, по замечанию критика, «служит неплохим критическим комментарием к индустрии современного искусства». Иначе вспоминается сегодня проект южноафриканского художника Кенделла Гирса – "Монумент", сделанный из шин и извергающий пламя.

Манифеста 10. Санкт-Петербург. Россия. 2014

Вольфганг Тильманс. Пока без названия. 2014. © Wolfgang Tillmans

28 июня – 31 октября 2014

Кураторы: Каспер Кёниг. Упомянуты также Йоанна Варша, Райнальд Шумахер, Натали Oйос, Сепаке Ангиама

С позицией Каспера Кёнига можно познакомиться на сайте Манифесты 10.

Список участников говорит о том, что участвовать в «Манифесте» можно не один раз.

Двенадцать лет назад член Совета Яра Бубнова предлагала провести «Манифесту» в Москве. Член Совета Виктор Мизиано был тогда против, а Иосиф Бакштейн, директор Института современного искусства, сказал тогда «пророческую фразу»: «Три миллиона? Лучше мы сделаем что-то свое». И сделали Московскую биеннале. Государство в лице министра культуры Владимира Мединского выразило недовольство последней Московской биеннале, «непонятным искусством» и напрасно потраченными деньгами. На юбилей Манифесты – ей 20 лет – средств выделено в три раза больше. Кстати пришелся юбилей Эрмитажа – ему 250 лет. Обещает ли этот «мезальянс» появление искусства, понятного тем, кто за него платит, и какой сценарий нас ждёт – Сан-Себастьян, Никосия, Любляна, Люксембург? Делиться предчувствиями уже нет смысла – скоро всё узнаем. 

См. также
КИСИ-утопия

КИСИ-утопия

О кубанско-телемской обители современного искусства, казаках, Аврорах и галочках

Все материалы Культпросвета