Показать меню
В объективе Натальи Львовой
Индустриальная фотография в России. XX век
Владимир Воробьев. Уборщик горячего металла под вентиляторами. КМК. Новокузнецк. 1981

Индустриальная фотография в России. XX век

Фотоглаз разбушевался

23 января 2015 Наталья Львова

Выставка в Центре фотографии имени братьев Люмьер, называется «PROзавод» и охватывает советский период ХХ века от промышленного расцвета и вплоть до недавней, уже российской разрухи.

Классики советской индустриальной фотографии – Борис Игнатович, Макс Альперт, Яков Халип, Марк Марков-Гринберг, просто классики - Владимир Лагранж, Юрий Пальмин, Аркадий Шайхет, Лев Шерстенников, Александр Абаза показывают Днепрогэс и Харьковский тракторный в 30-е, Белорецкий металлургический в 60-е, Азовсталь в 70-е и прочих застывших во времени левиафанов советской индустрии с их колоссальными щупальцами-протуберанцами, протянувшимися на необозримых пространствах, с их незамирающими сердцами, титанически перекачивающими нефть, жидкую сталь, кровь советской империи.

 

Открывает выставку портрет шахтера Никиты Изотова, сделанный Марковым-Гринбергом. Шахтер Изотов глядит монументом, глаз и тех не видно.

В соседних залах движутся кадры Сергея Эйзенштейна и Дзиги Вертова, разворачиваются необъяснимые и таинственнные, на посторонний взгляд, огневые процессы в цехах-пещерах, снятые документалистом Сергеем Лозницей. Чуть отдельно развешены работы, как сказано в аннотации, независимых социальных фотографов Владимира Соколаева и Владимира Воробьева. Их работы с Кузнецкого металлургического мы уже публиковали под названием «Комбинат Неизвестность».

В прежние годы постановочные снимки заезжих фотокоров бронебойным щитом защищали пространство завода от идеологических диверсантов и фальсификаторов советской истории. В ход шли не только прямая агитация, но и высокохудожественная съемка, романтическое одушевление шестеренок и шикарные абстрактные композиции из трубопроводов, испытавшие на себе влияние конструктивистского стиля Александра Родченко в начале электрического века.

 

Коллега–фотограф вспоминает: Съемка на производстве всегда была экзаменом и испытанием для фотокорреспондента, допуск на предприятие утверждался месяцами, а когда фотограф наконец попадал на производство, к нему прикреплялись сопровождающие, которых руководство обязывало не отпускать любопытных корреспондентов от себя и наблюдать, какой сюжет выбирал фотограф.

Но случались сбои и в этой системе. В журнале «Советское фото» за 1957 год инженер Подвойский в письме в редакцию, озаглавленном «Чего не видел фотоглаз на заводе» вспоминает: 

Однажды на завод «Серп и Молот» приехал фотокорреспондент одного уважаемого издательства. Ему надо было заснять знатного мастера С.В. Чеснокова. В тот момент Чесноков производил после выпуска плавки продувку печи воздухом перед правкой подины. Он держал в руке шланг; на нем был защитный брезентовый фартук. Мы посоветовали фотокорреспонденту снять этот кадр. Снимок попал на стол к редактору .
- Кого вы сняли, я вас спрашиваю? – возмутился редактор – Сталеплавильщика или дворника? И почему этот дворник, как ненормальный, поливает стену?
- Он не поливает, а выдувает металл из печи, - попробовал объяснить фотокорреспондент.
- Металл не выдувают, а выплавляют, молодой человек, - внушительно произнес редактор. – Переснять!
На следующий день Чеснокова сфотографировали на фоне автоматических приборов.
- Теперь порядок – обрадовался редактор, подписывая снимок в печать.
 
 

В 2001 году я была на Липецком металлургическом комбинате вместе с большой толпой пишущих и снимающих журналистов. Экскурсия проходила стремительно, нигде не разрешали задерживаться, коллеги пытались все это как-то запечатлеть. Я упросила молодого человека в костюме и галстуке - он вел нас по цехам, стараясь нигде не испачкаться, - пустить меня еще раз в цех плавки металла. Кадры, действительно, вышли удачнее, мы уже знали, какой момент наиболее выразительный. Сохранился и портрет сталевара. На меня (или сквозь меня ) смотрел усталый, с изможденным лицом, человек. Ничего героического в нем не было. На образцовую производственную фотографию это было мало похоже.

Тот инженер с фотоглазом в журнале вроде бы даже сердился:  На снимках в мартеновском цехе обычно варьируются два-три сюжета: взятие пробы из печи, наблюдение за плавкой, сталевар стоит, опираясь на лопату и смотрит на мартеновскую печь. Разливка стали… Не похожи ли все эти снимки на штамп: фигура героя на производственном фоне, с инструментом в руках? Причем виды инструмента строго ограничены, словно они внесены в редакционно-инвентарные перечни. Хочется мне сказать фотоработникам, редакторам журналов и газет: а не пора ли значительно расширить «ассортимент» производственных снимков?

 

 

Работы независимых фотографов Соколаева и Воробьева не на самом видном месте в этой экспозиции, но именно они значительно расширили «ассортимент производственных снимков» и тогда, и теперь на выставке. Они не были приезжими корреспондентами. Их отдел «технического фотографирования» в 1970-1980 годах образовался и существовал внутри Кузнецкого металлургического комбината.

Они провожали взглядом столичных фотографов и каждый день вели свою настоящую документальную хронику. Думаю, их работы - из важнейших на этой выставке. Не постановочные. Не утвержденные. Очень долго не виденные никем, кроме близких друзей. Это именно что завод. Работы признанных классиков не меняются со временем. Все так же прекрасны запечатленные на них боги технического прогресса, все так же идеально закомпонованы эти квадраты и прямоугольники, история - раз и навсегда неподвижна. Ну, а с работами Соколаева и Воробьева происходят чудеса. Со временем в них проявляются новые смыслы. И Соколаев в тысячный раз терпеливо объясняет любопытствующим, что вон тот человек, сидящий на снимке Воробьева в обнимку с огромным циферблатом, не мифический хранитель времени - помните у Кэрролла-Высоцкого: Приподнимем занавес за краешек, такая старая, тяжелая кулиса. Вот таким и время было раньше – такое ровное, взгляни, Алиса, – а просто электрослесарь, который чинил в цеху часы и, надышавшись какими-то выхлопами, вышел глотнуть свежего воздуха. А этот «Наполеон» под снегом - это портрет люкового в шляпе, сделанный в июне 1977 года.

Владимир Воробьев. Отдыхающий электрослесарь. Коксовая батарея КМК . Новокузнецк. 1979

Настоящее – не замирает, оно приживается к разным поколениям, меняясь, обрастая новыми обстоятельствами и образами. Воробьев, Соколаев, их товарищ Александр Трофимов были тогда не фотохудожниками, а обычными «технарями», просто лучше других знающими, каким богатством обладают. Когда в 1981 году их группу «ТриВа» закрывали за искажение советской действительности, именно один из уважаемых тассовских фотографов предупредил их о возможном обыске. Не побоялся, мог бы этого не делать. А другой влиятельный коллега, отвечая на вопросы в соответствующем кабинете, настаивал на том, что фотографии «ТриВа» профессиональны и имеют право на существование.  

А то письмо сердитого инженера Подвойского из 1957 года заканчивалось неожиданно - стишками:

Разве не подсказывает фотокору сюжет снимка стихотворение сталевара нашего завода К. Чиркова?

Два солнца встречаются в цехе моем
Одно посылает лучи ,
Другое мой цех озаряет огнем
И плавкою зреет в печи.

Искаженную и неискаженную советскую действительность можно увидеть на выставке до  1 марта. Мы же предлагаем вам еще несколько ранее не публиковавшихся работ Владимира Соколаева и Владимира Воробьева из экспозиции выставки.

 

Владимир Соколаев. Обновление номеров на коксовых печах. КМК. Новокузнецк. 15.05.1981

 

Владимир Воробьев. Ученик сталевара. Мартеновский цех КМК. Новокузнецк. 1980

 

Владимир Воробьев. Стройбат на пусковом объекте Кузнецкого металлургического комбината. Новокузнецк.1980

 

Владимир Воробьев. Вырубщики пороков в среднесортном цехе КМК. Новокузнецк. 1981

 

Владимир Соколаев. Ремонтник металлургической печи. КМК. Новокузнецк. 13.04.1981

 

Владимир Воробьев. Люковой со скребком и метлой. Кузнецкий металлургический комбинат. Новокузнецк, 1980

 

Владимир Соколаев. Коксохимпроизводство КМК.  Новокузнецк. 8.12.1979

 

Центр фотографии имени братьев Люмьер, Москва, Болотная наб., д.3, стр.1. территория фабрики «Красный Октябрь».
См. также
Все материалы Культпросвета