Показать меню
Берлинале

Берлинале 2021: выбор редакции

Фильмы, которые соединяют

7 марта 2021 Вероника Бруни
Берлинале 2021: выбор редакции
71 Берлинский кинофестиваль, прошедший online, подвел итоги и раздал призы. Среди фильмов разных программ Берлинале выбираем самые вдохновляющие, соединяющие времена, культуры и людей, вступивших в новую эру разобщения, точно описанного в новом фильме Бенедека Флигауфа. За исключением немецкого режиссера Доминика Графа, среди авторов нет классиков. Поколение сменилось.   Программа Encounters  Мы. Nous Документальный фильм Алис Диоп сохраняет людей незначительных, которые исчезнут без следа в толще времени, если не рассказать о них историю. Бытие обычных, не выдающихся людей встроено в сюжет времени, которое никто никогда не ценит пока оно не пройдет. Это деликатный союз времени и памяти, а также щедрости, которую автор и ее персонажи проявляют по отношению к незаметно

Бог существует, Ее зовут Петруния

О Петрунии, не для креста родившейся, в фильме Теоны Стругар-Митевской

23 апреля 2019 Галина Парсегова
Бог существует, Ее зовут Петруния
На 42 Московском кинофестивале показали трагикомедию "Бог существует, Ее зовут Петруния" (Gospod postoi, imeto i' e Petrunija). Фильм снят молодой женщиной, и в ее съемочной группе очень немного мужчин. Зовут ее Теона Стругар-Митевска, и это известный македонский режиссер, лауреат экуменического жюри Берлинского кинофестиваля. Феминистская повестка и религиозные мотивы – здесь не главное. Важнее и интереснее то, что героическим поведением теперь оказывается простое проявление в конфликте своих человеческих качеств, чувства собственного достоинства.   Бог существует, Ее зовут Петруния Все началось, когда Петруния (дебют в кинематографе комедийной театральной актрисы Зорицы Нушевой) отправилась устраиваться на работу по протекции тетки, беспок

Берлинале 2019: Итоги

Об убежище в слове и языке Надава Лапида, Ангелы Шанелек, Франсуа Озона, Томаса Хайзе

18 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: Итоги
Лучшим фильмом 69-го Берлинале жюри под управлением Жюльетт Бинош признало "Синонимы" (Synonymes) Надава Лапида. Это решение совпало с мнением критики, чей приз от имени ФИПРЕССИ также достался "Синонимам". Третья картина 44-летнего израильского режиссера – о том, как израильтянин решил стать французом, и что заграница не рассудит, – получил главный приз "Золотой медведь". Запоминающийся в одежде и без дебютант Том Мерсье играет молодого пассионария Йоава, рассекающего сырой воздух Парижа, как горячая пуля. Умерший и восересший, высокий и узкобедрый, в желтом пальто а-ля Марлон Брандо он намерен отказаться от родной речи и вертит на языке отборную французскую ругань в адрес родины, тщательно подбирая синонимы, то и дело сверяясь с "Ларуссо

Берлинале 2019: Петрушка и динозавр

О женском имени Бога и феминизме по-монгольски

15 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: Петрушка и динозавр
Македонский режиссер Теона Стругар Митевска показала нежную философскую комедию "Бог существует, Ее имя Петруния" (Gospod postoi, imeto i' e Petrunija). Изумительная Зорица Нушева играет девушку с характером. Она безработный историк, не замужем, курпулентна и живет с родителями. При этом во время крещенского обряда "уведет" из-под носа богобоязненных мачо городка Штипа распятие, брошенное священником в речку, и вызывет приступ мизогинии на грани религиозного фанатизма. Петруня выдержит многочасовой теологический диспут в полицейском участке и психическое давление. Словно в старинной комической славянской традиции рыхлая Петруня оказывается боевитым Петрушкой, отвешивающим палок и тумаков попам с городовыми и вообще пережиткам. Сила Петруни не зависит от внешности, с

Берлинале 2019: Хрупкость Ангелы Шанелек

О химии и заземлении

13 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: Хрупкость Ангелы Шанелек
"Я оставалась дома, но…" (Ich war zuhause, aber) - название нового фильма Ангелы Шанелек подобно названиям довоенных картин Ясудзиро Одзу "Родиться то я родился, но…" (I Was Born, But...), "Университет-то я закончил" (I Graduated, But...), "Экзамен-то я провалил" (I Failed But...). Звучит как хороший стих. Например: Чуть свет, с собакою вдвоем – так называется роман англичанки Кейт Аткинсон в переводе Анастасиии Грызуновой – парафраз американки Эмили Дикинсон: Я рано встала Пса взяла До моря близкий путь Русалки поднялись со дна Чтоб на меня взглянуть. С английской литературой фильм Шанелек связывает Шекспир, фактически, соавтор сценария. Текст "Гамлета" отдан тем, в ком еще есть сила и естес

Берлинале 2019: ежовые рукавицы Фатиха Акина

О "Золотой перчатке" и первых фильмах "Форума"

10 февраля 2019 Вероника Бруни
Берлинале 2019: ежовые рукавицы Фатиха Акина
Золотая перчатка" (Der goldene Handschuh) Фатиха Акина – выдающийся фильм, в котором нет ни капли красоты. Персонажи и мизансцены "Золотой перчатки" будто пришли из графики Отто Дикса, Бернхарда Кречмара и Георга Гросса. Парад уродств  перенесен Акином из Веймарской Республики в Гамбург семидесятых годов. Пивная или,  по-немецки, кнайпе "Золотая перчатка" – вроде сцены кабаре, где у безобразных шлюх, запойных инвалидов войны, отставных морячков, обывателей навеселе свой выход с песнями. Опухшие алкоголички пьют и плачут, поют и будут разделаны импотентом Фрицем Хонкой после краткого тошнотворного употребления в его вонючей квартире. Реальная история серийного маньяка, обрастает подробностями сколь омерзительными, столь и трепетными, как быв

Берлинале 2018: Итоги

Как разглядеть Медведя, когда он не там

26 февраля 2018 Вероника Бруни
Берлинале 2018: Итоги
  Главную награду 68-го Берлинского международного кинофестиваля "Золотой медведь" получила картина "Не тронь меня" (Touch Me Not) румынской дебютантки Адины Пинтилие. "Довлатов" заслуженно награжден серебряной статуэткой за артистизм решения в лице Елены Окопной, художника-постановщика этой картины. К сожалению, вовсе без призов основного жюри остались немецкие картины, особенно сильные в этом году: и отличнейшая драма Томаса Штубера "Между рядами" (In den Gängen), и философский парадокс "Моего брата зовут Роберт, и он идиот" (Mein Bruder heißt Robert und ist ein Idiot) Филиппа Гренинга, и атмосферная ретро-баллада под солнцем Марселя накануне вторжения нацистов "Транзит" (Transit) Кристиана

Берлинале 2018: Довлатов

О том что стиль – это не человек, а человек – это домысел

17 февраля 2018 Вероника Бруни
Берлинале 2018: Довлатов
    Фраза Петра Вайля — Довлатов был живой, чего не скажешь о большинстве из нас — верна и в отношении фильма "Довлатов" Алексея А. Германа, представленного в эти дни на Берлинале. Живой жизни режиссер предпочитает сон. Эта картина сна выстроена как мирискуснический тематический парк семидесятых годов. Его конструкция, наполнение и аттракционы в дымке – заслуга художника фильма Елены Окопной. Вайль дальше говорит: Зачем человек, когда есть его книги? Текст ведь всегда лучше его сочинителя. Да, наверное, лучше: спокойнее, предсказуемое, безопаснее — но не полнее. Не сложнее. Не многообразнее. Не восхитительно противоречивее. В фильме нет ни книжного, ни человеческого Довлатова, ни сложности, ни противоречий, только вя

Берлинале 2017: Итоги

Потерянные тела, нелегальные души

20 февраля 2017 Вероника Бруни
Берлинале 2017: Итоги
        Год только начался, но уже ясно, что по крайней мере 3 из 18 конкурсных фильмов Берлинале войдут во все итоговые десятки, а один – в историю: "О теле и душе" (Teströl és lélekröl) Илдико Энеди, получившей "Золотого медведя" за лучший фильм. Энеди не снимала кино почти 20 лет. За все время – пара короткометражек, одна из которых документальная, и несколько эпизодов телесериала. Когда-то ее кино было известно в России, по крайней мере, посетителям Музея кино. Дебютный "Мой ХХ век" (1989) показывали студентам ВГИКа как образец обновления киноязыка, а не как пример экзотической венгерской кинематографии. Главную мужскую роль там сыграл Олег Янковский. В "Волшебном стрелке&q

Берлинале 2017. Последние портреты, милые кости

О художниках в кино

15 февраля 2017 Вероника Бруни
Берлинале 2017. Последние портреты, милые кости
        В Берлинском конкурсе показывают фильм по книжке Макса Фриша "Монток", где он в частности упоминает здешние места – по соседству с фестивальным дворцом: Самое лучшее здание новой архитектуры, какое я знаю: филармония, построеная Шаруном. Холодный февраль; легкий воздух. Филармония отсюда через дорогу, согревает подстывший пейзаж желтыми угловатыми боками. Поверх автобиографической прозы Фриша – это искренняя книга, читатель, – Фолькер Шлендорф, с Фришем друживший, надстраивает собственную историю любви, пережитую им также в Нью-Йорке, за несколько лет до падения Стены. Получается собирательный образ художника. Ремесло героя фильма Шлендорфа то же – писатель. Изменился стиль изложения. Вместо супрематизма Ф