Показать меню
Нон-фикшн

Я грозу полюбил в эти первые дни февраля

125 лет назад родился Борис Пастернак

10 февраля 2015
Я грозу полюбил в эти первые дни февраля
Пастернак в жизни. АСТ. Редакция Елены Шубиной, 2015 Читатели, вероятно, улыбнутся этому если не мистическому, то поэтическому совпадению – ночью 1 февраля 2015 году, почти точно через 125 лет после рождения Бориса Пастернака по старому стилю, на его родине в Москве гремел гром и сверкали молнии. Наблюдал ли сам поэт февральскую грозу неизвестно, скорее всего, наблюдал, коль скоро упомянул о ней в своей поэме «Девятьсот пятый год». Правда, гроза там - образ совсем другого, не метеорологического свойства, это гроза революционная. Революции, войны, гонения будут сопровождать поэта до самой его смерти в мае 1960 года. Борис Леонидович не только перенесет их все, он выйдет победителем, обретет бессмертие и останется в истории великим русским поэтом ХХ века. Жизни и твор

Дочь философа Шпета

О том, что человек больше жизни. Из воспоминаний Марины Густавовны Шторх

28 января 2015
Дочь философа Шпета
Елена Якович. Дочь философа Шпета в фильме Елены Якович. Полная версия воспоминаний Марины Густавовны Шторх. CORPUS. 2014 Это, безусловно, одна из лучших книг ушедшего года, даже несмотря на то, что сначала воспоминания Марины Шторх, младшей дочери Густава Шпета, прозвучали с телевизионного экрана в одноименном фильме Елены Якович. Но фильм длится всего два часа, а запись беседы с 96-летней Мариной Густавовной составила тридцать часов. Увлекательный, порой трагический рассказ не только о знаменитом отце, но и о долгой насыщенной жизни. Густав Шпет отказался в 1922 году покинуть родину на «философском пароходе», увезшем в эмиграцию многих знаменитых русских ученых и литераторов, спасшихся тем самым от репрессий, – замена смертной казни изгнанием. В награду за патриот

Жизнь в алфавитном порядке

«Азбука» нобелевского лауреата Чеслава Милоша впервые на русском

27 января 2015
Жизнь в алфавитном порядке
Чеслав Милош. Азбука  Перевод с польского Н. Кузнецова. Издательство Ивана Лимбаха, 2014 Нобелевский лауреат по литературе, польский поэт Чеслав Милош (1911-2004) родился в Литве, входившей состав Российской империи. В Литве, но уже независимой, учится в школе и начинает писать стихи. Когда его малая родина снова становится частью империи, теперь советской, Чеслав бежит на родину большую, в Варшаву, к тому времени уже оккупированную фашистами. Во время Восстания в Варшавском гетто весной 1943 года пишет одно из самых знаменитых своих стихотворений «Кампо ди Фьори», в котором сравнивает варшавян, развлекающихся во время штурма фашистами еврейского гетто, с зеваками, глазеющими на казнь Джордано Бруно на римской Кампо ди Фьори – площади Цветов. Я вспомнил Кампо д

Брассай. Разговоры с Пикассо

Об одном дружеском визите в мае 1960-го

22 января 2015
Брассай. Разговоры с Пикассо
Венгр Дюьла Халаш из Брассо (ныне румынский Брашов), трансильванский эмигрант, стал Брассаем во Франции. После Первой мировой войны он приехал в Париж, мечтая стать художником. Успех его фотографий ночного Парижа повернул Брассая к фотоискусству, в котором он преуспел. Брассай – живое око, – писал Генри Миллер, с которым фотограф дружил долгие годы. Он становится добрым приятелем парижских знаменитостей и фотолетописцем Пабло Пикассо. Брассай снимает его работы настолько искусно, что вызывает восхищение художника. Брассай записывает свои впечатления, и литература тоже дается ему легко. Первый опыт документальной прозы – "История Марии", в которой Брассай записал свои разговоры с домработницей. Следующим героем стал Пикассо. Результат превзошел ожидания. При

Клайв С. Льюис. Аллегория любви. Впервые на русском

Фрагмент о том, как человеческие чувства менялись в веках, а книжный рыцарь стал реальностью

29 декабря 2014
Клайв С. Льюис. Аллегория любви. Впервые на русском
  Пользуйтесь имеющимися в вашем распоряжении  ископаемыми, пока можете. Впредь вам вряд ли встретится так уж много динозавров.                                                       К.С. Льюис   Оба легендарных английских сказочника, а точнее оба основателя жанра фэнтези, Толкин и Льюис были учеными-филологами, университетскими профессорами. И близкими друзьями. Правда, автор «Властелина колец» посвятил литературе гораздо больше времени, чем науке. Тогда как у Льюиса все наоборот. «Хроники Нарнии» и книжки Космической трилогии - только небольшая часть его наследия. Богословские тру

Самая полная биография Сэлинджера, самого великого американского затворника

О встрече с Хемингуэем в Париже, о войне и о празднике, который так и не настал

29 декабря 2014
Самая полная биография Сэлинджера, самого великого американского затворника
Дэвид Шилдс, Шейн Салерно. Сэлинджер. Мальчик, ставший бунтарем. Бунтарь, ставший солдатом. Солдат, ставший идолом. Идол, который исчез. ЭКСМО. 2015 Самая полная, как утверждают издатели, биография Сэлинджера – по-американски объективная книга. В ней очень много прямой речи. Авторы начали брать интервью десять лет назад еще при жизни Сэлинджера. Нелегкая задача говорить о человеке, который с 1965 года не появлялся на людях и не публиковал свои произведения. Тем не менее, авторам удалось разговорить прежних друзей и знакомых, детей и внуков друзей и знакомых, его почитателей и критиков. На страницах книги выcказываются более 200 человек! В том числе и те, кто при жизни Сэлинджера отказывал в интервью, а после его смерти решился. Шилдс и Салерно публикуют в книге почти 200 фото

Сергей Рахманинов в ЖЗЛ

О живописи и музыке "Острова мертвых", а также 12 ударах судьбы

28 декабря 2014
Сергей Рахманинов в ЖЗЛ
Сергей Федякин. Рахманинов. ЖЗЛ. Молодая гвардия. 2014 Книги Сергея Федякина, вышедшие в ЖЗЛ, посвящены композиторам "золотого века" русской музыки – Скрябину, Мусоргскому, и вот теперь - Рахманинову. Несомненно, в их число должна была войти биография Чайковского, но ее оставили за американским исследователем Александром Познанским. Судьбы всех троих сложились драматично, но судьба Рахманинова особенно: вынужденная эмиграция после 1917 года, жизнь на чужбине, тоска по родине и смерть в самый разгар Второй мировой. Для знакомства с книгой мы выбрали главу, посвященную его симфонической поэме "Остров мертвых", написанной по впечатлению от одноименной картины швейцарского художника Арнольда Бёклина. Одно из самых мрачных произведений Рахманинов начнет писать ег

Нам посылка

О выставке «Право переписки» и о свободе в письмах и рисунках

10 декабря 2014 Мария Эндель
Нам посылка
Посетители выставки в «Мемориале» словно попадают внутрь большого посылочного ящика, ведь и сами лагерные письма 1920-80-х годов говорят о внутренней стороне жизни ГУЛАГа. Записки и рисунки заключенных с грифами и штемпелями рассказывают наш двадцатый век с его повседневным опытом несвободы и ее будничным ужасом. Автор экспозиции, художник и архитектор Юрий Аввакумов поясняет: выставка сконструирована в форме стандартной почтовой посылки, кто помнит и знает – ящика 35х25х20 см из фанеры и бруска, обтянутого бязью и подписанного чернильным карандашом. Посылка и послание – однокоренные слова. Посылка – бытовой представитель послания соборного. Посылки слали в лагерь, не наоборот. Выставка – это не посылка в лагерь,  это послание тем, кто в тюр

Исчезающее Переделкино

По-соседски о литературе и литераторах

9 декабря 2014 Игорь Зотов
Исчезающее Переделкино
Александр Нилин. Станция Переделкино: поверх заборов. АСТ. Редакция Елены Шубиной. 2014 Писательский поселок Переделкино - легенда уходящей советской эпохи, когда искусству полагалось стоять на службе государства. Перебираю в памяти, кого из переделкинских дачников я бы сегодня перечитал? Понятно, что стихи Пастернака, дневники Чуковского и его сказки – детям. Возможно, позднюю прозу Катаева и стихи Заболоцкого... Пожалуй, всё. А в книге Александра Нилина, родившегося в семье писателя Павла Нилина, автора известной повести "Жестокость", пятьсот с лишком страниц посвящены советским "кудесникам пера", которые, если и останутся в истории русской литературы, то, в лучшем случае, на третьестепенных ролях. Но история внимательна даже к незначительным лицам. Что

Не хлебной карточкой единой

"Повседневная жизнь блокадного Ленинграда" Сергея Ярова. Лауреат премии "Просветитель"

4 декабря 2014
Не хлебной карточкой единой
Историк Сергей Яров, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге и РГПУ им. А. И. Герцена, стал лауреатом премии «Просветитель» в номинации  «Гуманитарные науки».  Два года назад публиковалась его книга "Блокадная этика". Для знакомства с новой книгой исследователя блокадного Ленинграда, посвященной необходимости сопротивляться и умению сохранить себя в нечеловеческих условиях, Культпро выбрал главу "Досуг" – о театре, кино, книгах, об их зрителе и читателе в самое «смертное» время, и о том, какой есть выбор, когда невозможно выбирать. Эпиграфом к книге - дневниковая запись Михаила Пришвина, сделанная в марте 1942 года: Выслушали женщину из Ленинграда, башмачную закройщицу… Стала&n