Показать меню
Изо

Учитель рисования

О догме Серова и Врубеля, снайпере Гребенкове, нескончаемой Мессалине и воскресных занятиях на Измайловской

12 февраля 2016 Наталья Львова
Учитель рисования
Забыть его нет никакой возможности. Можно не соглашаться с ним, обижаться, как на живого, спорить. Но наше время, проведенное с ним, из памяти не исчезает. Каждый раз думаешь – он всюду был прав. И в моей бестолковой жизни, как оказывается, главнее этого ничего и не было. А как бы сказал сейчас Михалниколаич?..  А как бы он ответил... Гребенков. Художник, учитель. Снайпер, кстати. В энциклопедии "Советские снайперы 1941-45 гг." среди прочих значится Гребенков Михаил Николаевич: уничтожено врагов (в том числе и снайперов) – 55. Воинские части, фронт — 1291-й (110-я СД), Западный фронт. А потом он был ранен. Потерял ногу. Ходил и на велосипеде ездил на деревянном протезе. Мы и не догадывались, так он стремительно двигался.   Михаил Гр

Троица

О той недостижимой планке, которую задает Андрей Рублев и видит каждый зритель Третьяковской галереи

31 декабря 2015 Елена Щепетова
Троица
Художественные пристрастия меняются со временем, как любые другие. Когда ты молод, открываешь для себя одно, становишься старше — тебя занимает другое, третье, но в какой-то момент вдруг понимаешь, что такое практически недостижимое совершенство, вершина. Для меня такая вершина и любимая музейная работа — "Троица" Рублева в Третьяковке. Художник не допустил ни малейшей экзальтации. Он опирался на такой пластический язык, который кажется простейшим, но при этом оказывается способен сосредоточить такую глубину и такую силу убеждения... Это поразительно. Когда в 2005 году готовился проект "Россия!" в Нью-Йорке, в крупнейшем мировом музее современного искусства Соломона Гуггенхайма, нас, художников на Кузнецком, помнится, опрашивали, какая одна работа може

Туман

О Карле Штернхайме, трещине и чае

19 октября 2015 Татьяна Алешичева
Туман
В городе Вена даже при худо-бедном знании немецкого и опыте скопидомства кантоваться сейчас дороже нашего раза в три, исключительно по причине взлетевшего из-за войны курса евро. Так что когда город Вена вдруг готов предоставить бесплатный кунштюк - надо пользоваться. Таковой случился в главном соборе, бесплатный органный концерт. Я решила сходить, а потом подумала: на работе засмеют. Ну, поскольку я сама работаю в соборе и пару раз в месяц по долгу службы торчу там на органных концертах - то вступать в ту же реку еще и в отпуске это уже перебор. У нас-то органисты перед концертами еще и репетируют часов с четырех, потом еще пару часов собственно фигачат, а у них не у всех, надо сказать, легкая рука - так что если вначале я чувствовала себя под эту музыку как в фильме "Солярис",

Серов в Третьяковке

Валентин Александрович очень извиняется, что быть не может, он... умер

15 октября 2015 Наталья Львова
Серов в Третьяковке
Ольга Федоровна Серова, вдова художника, писала к Игорю Грабарю: Теперь насчет писем. Должна Вам сказать, что Вал.Ал. был всегда против того, чтобы печатались письма. Он не любил, когда чья-нибудь переписка выходила в печати. Еще дня за три, за четыре до смерти он как-то мне сказал: "Надо бы пересмотреть бумаги, письма и т.д." Я так поняла, что он хотел что-нибудь уничтожить, как будто предчувствовал смерть. Я ему еще ответила: "Ну что же, давай пересмотрим все". Но не успел, умер. И вот мне не хочется ему нанести неприятности, дать его письма в печать. Они уж не так значительны, как Вы думаете.   Валентин Серов. Автопортрет. 1880-е. Частная коллекция Есть у меня письма из Голландии, из Мюнхена, из Абрамцева, и из Венеции одно со

О чем говорят иллюстраторы: о нежности

Диалог второй. Художники Светлана Дорошева и Мария Курбатова об акварели и солнечных понедельниках

3 октября 2015 Светлана Дорошева
О чем говорят иллюстраторы: о нежности
Продолжаю осуществлять мечту. Поговорили с Машей Курбатовой, художницей из Новосибирска. Мне каким-то образом необходимо в начале заземлиться, не могу же я и впрямь разговаривать с ангелом. Нужно доказательство твоего земного происхождения. Маша, расскажи про страшный случай в школе! 
– Я, кстати, иногда прячу костюм ангела, заправляю крылья в трико и дерусь с соседями. На меня и заявление в милицию имеется. Школа в Октябрьском районе города Новосибирска – уже звучит страшно! А история про покойника… Ко встрече с покойниками меня подготовил маленький городок Юрга, в котором прошло все мое детство. На лето меня закидывали к бабушке. Ее дом выходил окнами на больничный городок. Там был морг, и мы с ребятами ходили к его стенам на экскурсию, подсаживали друг друга

О чем говорят иллюстраторы

Художники Светлана Дорошева и Лев Каплан об иллюстрации детских книг, об акварели, о детстве и о морщинах мира

29 сентября 2015 Светлана Дорошева
О чем говорят иллюстраторы
Мы живем в удивительное время, когда можно перезнакомиться с таким количеством талантливых современников, о которых раньше люди и в книгах-то не успевали за жизнь прочитать. Мне страшно любопытно про других художников, и я затеяла серию интервью с графиками высшего эшелона современной иллюстрации – "разговор художника с художником". Поговорили на днях с Львом Капланом, он родился в Луганске, много лет живет в Штуттгарте с женой и сыном. Раз в год иллюстрирует по великолепной книге:  "Сказки 1001 ночи", "Бременские музыканты", "80 дней вокруг света",  "Саги братьев Гримм", "Мюнхаузен". В дни, не занятые работой и книжными заказами, умудряется писать акварели, "свободные" картины. 
  

Навеки деревянный

Про крекс, фекс, пекс

16 сентября 2015 Наталья Львова
Навеки деревянный
В доме Остроухова в Трубниках на выставке "Крекс, фекс, пекс" показывают черно-белый "Золотой ключик" 1939 года. На экране старый папа Карло крутит ручку шарманки и поет голосом Анатолия Орфенова: Далеко-далеко, за морем, Стоит золотая стена. В стене той заветная дверца, За дверцей большая страна. Ключом золотым отпирают Заветную дверцу в стене, Но где отыскать этот ключик, Никто не рассказывал мне. В декорации большой лужи за его спиной копошатся худые итальянские беспризорники, тщетно пытаясь выловить что-нибудь ценное. Совместная выставка Государственного литературного музея и галереи ГРОСарт посвящена сразу трем датам: 80-летию выхода сказки Алексея Толстого "Золотой ключик, или Приключения Буратино", 190-летию со дня рождения

Сойфертис как Лев Толстой рисунка

О том, что жизнь подражает искусству, и о двухтомнике двумя-тремя линиями

6 августа 2015 Светлана Дорошева
Сойфертис как Лев Толстой рисунка
Я завидую тем, кто увидит Леонида Сойфертиса в первый раз.  Удивительные у человека были чувство вкуса, изящество, наблюдательность, точность. И такая щемящая дремотная жизнь во всем, даже мясники у него – лирические герои. Сложно словами раскрыть его магию. Потому как ну что такого? Ну, сидят двое в метро, поджав ноги, пока поломойки орудуют швабрами; ну, сидят тетки с открытыми ртами, пока пломбы сохнут; ну, мамки с колясками... а вот смотришь на каждый рисунок подолгу, трогает бесконечно. Такая все-таки жизнь нежная. Я не буду писать о его биографии – ею можно легко поинтересоваться. Кроме "родился-учился" там всенепременно будет о том, что Сойфертис – маститый советский график и сын своего времени. Хотя язык не поворачивается сказать так, настольк

Восемь слов о постерах к фильмам

И еще о битве постера и фильма, морде с подписью, о скитаниях вечных и о горшке

3 августа 2015 Артем Рыжков
Восемь слов о постерах к фильмам
  Говорите, что хотите, но для зрителя фильм начинается с постера. Я смотрю на постер и решаю, идти в кино или нет.   I   Я смотрю на постер к фильму Луиса Бунюэля "Андалузский пес". Это необычный постер. На нем изображен весь фильм. Последовательно. Один незабываемый кадр следом за другим. Мужчина точит бритву. Мужчина открывает глаз женщины. Мы хотим узнать, что можно сделать с глазом, когда в руках у тебя бритва. Мужчина в одежде монашки едет на велосипеде. Мужчина падает, женщина поднимает его, на них смотрят зрители, они смотрят на зрителей. Мужчина уже больше не в одежде монашки, он испытывает страсть, он представляет, как ласкает голый зад женщины, изо рта у него идет пена, он хочет ее, но ему мешают, ему мешает общество.

Сказочники в Пушкинском музее

О выставке книжной графики Владимира Конашевича, Эрика Булатова и Олега Васильева, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова

7 мая 2015 Наталья Львова
Сказочники в Пушкинском музее
Посетитель выставки книжной графики из частных коллекций и собрания ГМИИ им. А.С.Пушкина неминуемо угодит в машину времени, замрет, каждый перед своей книжкой. Кому "Федорино горе", а кому и английские песенки – "Плывет, плывет кораблик".  Целый зал обустроен для библиофильской редкости – впечатляющего "Атласа переливания крови" в иллюстрациях Владимира Михайловича Конашевича, изданного сразу после окончания Великой Отечественной войны. Разложенные тут же настоящие медицинские инструменты 40-х годов прошлого века почти устрашают. Сам атлас, безмятежно рассказывающий историю сей важной процедуры с ветхих времен до советских пятилеток, нарисован подробно, но без натурализма, удерживаясь на грани пугающей сказки и отрешенно