Показать меню
Третьяковка

Живопись, которую мы выбираем

О двух картинах Татьяны Сорокиной, или О живописном восторге, оргиях, конструкциях и Боливаре

28 марта 2014 Людмила Бредихина
Живопись, которую мы выбираем
Иногда пытаюсь представить оживлённый разговор о живописи, который происходит где-нибудь в публичном месте. В электричке, например, в кафе или сауне. На вернисаже в галерее современного искусства. И не получается. На людных музейных выставках, скорее всего, услышишь про то, как чей-нибудь портрет следит за тобой взглядом. На прерафаэлитах в Пушкинском одна женщина упрямо обращала внимание всех проходящих мимо на мастерски написанные нити на бахроме, а другая громко разыскивала мелких животных (мышек, пауков, птичек) в углах разных картин. И это правильно! Тем, пожалуй, и замечательна живопись, что способна вызывать непосредственную, живую реакцию, если не у всех людей, то у некоторых, может быть, даже у многих. Завтра же в Третьяковке на Крымском сразу после залов Зинаиды Серебряковой и

Дни и ночи Анны Голубкиной

По поводу юбилейной выставки скульптора в Третьяковке

30 января 2014 Людмила Бредихина
Дни и ночи Анны Голубкиной
Трудно представить, как много невероятных событий может вместить одна не слишком продолжительная жизнь женщины. Дедушка был крепостным, а она училась у Родена. В 1989 пожинала лавры в парижском Салоне, а в 1907 получила срок за революционную пропаганду. Была признанной звездой русского модерна и сделала по заказу РСДРП первый в России портрет Маркса в 1905 году. Она восхищала Розанова, удивляла Волошина, который почитал ее как национальное достояние, как Достоевского. И ей же звонил… Ленин. Как-то не укладывается все это. Она приняла революцию, «власть настоящих людей» и тут же отказалась от нее, потому что «убивают хороших людей». Постоянный успех не отменял ее депрессий, как искренний интерес к людям не отменял одиночества... Жизнь замечательного скульпт

Яна Ильменская: Что будет, если сотрем?

Реставратор Центра Грабаря рассказывает историю возвращения картины Генриха Семирадского

10 января 2014 Александра Пушкарь
Яна Ильменская: Что будет, если сотрем?
Классический роман XIX века вырастал из криминальных хроник. Заметка в прессе произвела сюжет. Так писали Диккенс, Гюго, Мопассан, Достоевский, Толстой, Лесков. Детективная история, о которой речь, им бы сгодилась. Это судьба картины «Утром на рынок» Генриха Семирадского. Она пропала из музея, долго скиталась невесть где, возможно, покинула Россию и внезапно вернулась, но измененной, чужой. Новоделом, где от подлинника разве что холст. И долго-долго в Центре Грабаря, alma mater отечественной реставрации, не могли понять, она это или нет. Типическая пропажа ― ну, разве не так из крупнейших музеев России вывезли тысячи полотен в начале 1920-х и 1990-х годов? И перерождение шедевра, нередкое в годы евроремонта и новостроя, и судьба художника Семирадского ― некогда столп и досто

Научная афиша Москвы: январь-2014

Этническое стойбище в Музеоне, лекции о кабуки и атмосфере Земли, ледяной сайнс-арт в «Лаборатории», экскурсия в тюрьму, Geek-picnic на ВВЦ

9 января 2014 Иван Куликов
Научная афиша Москвы: январь-2014
В театр с самураями 11–12 января (воскресенье). Арт-центр «Ветошный», Ветошный переулок, 13, начало в 19.45 В «Ветошном», гламурном месте, где проходят презентации автомобильных брэндов и показы французского нижнего белья, до 31 января можно посмотреть интересную выставку средневековых самурайских артефактов. Но лучше всего посещение выставки совместить с лекцией профессора Александры Барковой из Института УНИК (Институт истории культур), которая 11 января расскажет про театр кабуки и 12 января — про театр Но. Кочевье в Музеоне 12 января. Парк искусств «Музеон». Крымский вал, 10. С 13.00 по 17.00 В канун Старого Нового года в Музеоне обоснуется образцово-показательное стойбище северных и кочевых народов с юртами, чумами, яранга

Январские выставки в Москве, в том числе новогодние

О футуристической ёлке, анимированном Ван Гоге, всплеске магического реализма, а также и о лекции на тему юридических последствий пенья в храме

4 января 2014 Людмила Бредихина
Январские выставки в Москве, в том числе новогодние
Третьяковка на Крымском валу. Арт-ёлка-2014. До 19 января Некоторые юные искусствоведы уверены, что лучше потерять девственность, чем употребить штамп в речи. А я, каюсь, люблю штампы и отношу их к стабильным ценностям.  Все лучшее ― детям! В каникулы сходите с ними на Крымский вал. Там ёлка, посвященная русским футуристам. То-то дети удивятся. Обещан интерактив, выставка детской галереи «Изопарк», вариации на темы «Нечёрный квадрат» и «Летатлин не Татлина», хор юных футуристов, видимо, в честь столетия футуристической оперы «Победа над солнцем» Кручёных, Матюшина и Малевича. В общем, гарантирован свежий детский созерцок. Галерея на Солянке. «Как не растаять». До 26 января Это о Снегурочке, но не только о ней. Обш

На каторгу не хочется

Двенадцать впечатлений в Третьяковской галерее

18 декабря 2013 Александр Шабуров
На каторгу не хочется
За разбитой дверью тебя встречают мраморные интерьеры дизайна 1970-х и раритетные ковровые дорожки [2], сохранившиеся примерно с того же времени. По бокам — люстры, самые дорогие из того, что нашли в магазине «Мебель». Цены в кассе — по сохранившейся с советских времён традиции — разные для соотечественников (200 руб.) и иноземцев (350 руб.) [1]. Потом портреты русских баб, в угоду моде натянувших на себя иностранные тряпки. Но уже в них видишь что-то человеческое. В Музее Прадо портреты их знати тебе по барабану, а тут понимаешь: вот эти люди проектировали то, в чём тебе сейчас приходится жить. Или нарожали тех, кто это спроектировал. Потом — портреты тех, кто проект нации вербализовал. И картины тех, кто её историю визуализировал. Происходило это

Наталья Гончарова, делатель картин

О белой лошади света и о павлине, похожем на Колизей

17 декабря 2013 Людмила Бредихина
Наталья Гончарова, делатель картин
Выставка «Между Востоком и Западом» в 2013 году показывала около 400 работ самой знаменитой русской художницы. Немало, хотя не так уж и много. Наследие Натальи Гончаровой, неутомимого «делателя картин», ― огромно. Так называвший её Ларионов считал, что она маловато работает, и был явно не прав. Сто лет назад, в 1913 году, на её персональной выставке в Москве было показано более 700 картин. Сейчас нам показывают только самое значительное, отстоявшееся, проверенное временем, провенансом (историей владения) и экспертизой, что в истории с русским авангардом совсем не лишнее. Она была звездой среди звёздных «амазонок авангарда». «Амазонками» и «скифскими наездницами» назвал однажды Александру Экстер и Ольгу Розанову их друг Бен